• 27 Декабря 2016
  • Лидия Абышева

«Не задушена вашими тушами ду-ша»?..

Листайте вниз
Первая ассоциация, пришедшая в голову по ходу действия спектакля театра-студии Тишина «Загадочная натура» - картины Хиеронимуса Босха. Что-то горькое, дикое, страшное и одновременно гармоничное, вселяющее ужас и вызывающее сострадание.
Поделиться в соцсетях
«Палата №6» Антона Павловича Чехова, история о судьбах «неудобных людей», совершенно непонятых, покинутых, стала основой для эскиза спектакля Марины Деликатной. Что сразу привлекает внимание, так это необычный хореографический рисунок, который в совокупности со звуками на площадке дает ощущение некой сломанности ритма, хаоса, творящегося в душах обитателей флигеля. Он то ускоряется, то замедляется, смешивается с бормотанием и криками, и вдруг резко обрывается. Входит доктор Рагин (в исполнении Александра Крестьянинова). Он радикально отличается от встревоженных душевнобольных – спокоен, невозмутим, мягок. Но как гротескны образы сумасшедших, так же и преувеличен доктор – все гиперболизировано - слишком спокоен, чересчур невозмутим, невообразимо мягок.

Еще один персонаж выделяется – отреченностью – Громов Иван Дмитрич (Александр Шипицин). Хореографические этюды отражают и позицию Громова, и его внутреннюю боль. «Говорит он о человеческой подлости, о насилии, попирающем правду, о прекрасной жизни, какая со временем будет на земле, об оконных решетках, напоминающих ему каждую минуту о тупости и жестокости насильников» - для Ивана Дмитрича доктор – один из насильников, приверженец позиции стоиков, воплощающий душевную лень. И с рассуждениями Громова невольно соглашаешься – страдания преследуют каждого, и когда человек на них не реагирует, возникает вопрос – жив ли он?

В спектакле поднимается не только социальная проблема, но и тема загадочной русской души. Между мучительными периодами бодрствования у жителей палаты №6 есть моменты, когда они счастливы. Это сны. Во снах душевнобольных раскрывается их подлинное, исконно русское, трагедийно-лирическое начало. Это ощущение схоже с тоской по судьбе Родины, но оно никак не обременено – все невероятно легко и светло. Мы видим все чувства душевнобольных, все то, что наяву сковано их недугом. Музыкальное сопровождение способствует этому эффекту – слышатся русские народные напевы.

Жаль, что снам не суждено сбыться. В реальности Рагин пополняет ряды сумасшедших, и его разговоры с Громовым обращаются в пустоту. Финальная сцена похожа на какой-то обряд, очищение от всего насущного, танец свободы и счастья. Души – наполненные, яркие, чистые – летят…