• 9 Января 2017
  • Юлия Горбунова

Спектакль из сумасшедшего дома

Листайте вниз
Эскиз «Загадочная натура» поднял важные темы свободы, честности и безграничной жажды жизни. В результате получился неординарный спектакль по мотивам классики, которая актуальна во все времена. Ведь как сто лет назад, так и сейчас самыми страшными грехами остаются бездействие и равнодушие.
Поделиться в соцсетях
Всё начинается с дурачка Мойсейки, который просит у зрителей милостыню. Он подходит близко-близко, заглядывает в глаза и тихо произносит, протягивая руку: «Дай копеечку». Шестой по счёту зритель протягивает монетку, Мойсейка радуется и убегает в больничный флигель.

А вот и палата номер 6. Она представлена в виде небольшого наклонного помоста, на который можно забраться только босиком. Поэтому в обуви на сцену выходит только доктор Рагин. Один за другим к стене палаты двигаются душевнобольные. Идут спиной, резко, с сопротивлением – словно тянет их туда непреодолимая сила. Они бы рады остановиться, убежать, но не могут.

Марина Деликатная – режиссёр необычный во многих отношениях. Она успешно дебютировала в 2015 году со спектаклем «Ревизор», который получил награды всероссийских и международных фестивалей. Руководит труппой, в составе которой одни юноши. В этом году вновь взялась за классику русской литературы и обратилась на этот раз к Антону Павловичу Чехову.

Там, где у классика стоят кровати, привинченные к полу, а на них лежат люди в синих больничных халатах и в колпаках, у Марины Деликатной остаётся лишь пустое пространство и герои без головных уборов и иногда без рубах. На сцене нет ни одного предмета за исключением монетки, которую какой-то добрый зритель подал в самом начале Мойсейке, да и ту он обронил. Ни одного лишнего звука – музыка для движений и тишина для слов.

Деликатная оставила только шесть персонажей, а все острые темы отдала двум героям - врачу Рагину и душевнобольному Громову. И если Рагин живёт по инерции, то Громов не приемлет полутонов, делит людей на честных и подлецов и верит в лучшие времена.
  
Стоит увидеть, как Александр Шипицин танцует на наклонном помосте, балансируя на краю, как честно Ярослав Жевнеров играет еврея Мойсейку, и как Илья Титов бьёт себя в грудь настолько сильно, что голая покрасневшая кожа горит ярче любых орденов.
  
За бездействие доктор Рагин становится очередным жителем больничного флигеля, – теперь и он пригвожден к стене палаты номер 6. Эта стена – образ того самого пустого и холодного безразличия ко всему происходящему. Душевнобольные с разбегу бросаются на стену так, словно готовы разбить об неё руки, колени и головы в кровь. Бьются, бьются, а она стоит. Слепая, немая и безучастная. Как человек, которому ни до чего нет дела.

Фотограф - Владимир Чебалдин.