• 2 Марта 2017
  • Камилла Генералова

Дурная кровь: спектакль «Кафе Идиот» театра «Балет Москва»

Листайте вниз

Посреди темноты – пятно света. Тюлевый платок танцует в нем как живой и безжизненно опадает - выключили вентиляторы. Появляются люди в красном: дамы с турнюрами, мужчины в цилиндрах. Кавалер торопится поцеловать руку дамы в шляпе, подобрать сброшенные на пол вещи, подать платок - тот самый, танцевавший в потоке воздуха. А она бросает презрительное: «Идиот!» Спектакль по мотивам романа Достоевского участники увидели на открытии Европейского фестиваля молодежных театров «Театральная революция - 2017».

Поделиться в соцсетях

Эта работа выиграла в прошлом году национальную премию «Золотая маска». «Лучший российский спектакль современного танца» вчера на тюменской сцене выглядел вполне революционно.

Театр «Балет Москва» танцует как классику, так и современный танец. Спектакль с этой гибкой труппой поставил пионер российского contemporary dance Александр Пепеляев - по образованию химик и театральный режиссер. Который вдохновлялся одновременно романом Достоевского и легендарным спектаклем «Кафе "Мюллер"» реформатора танца Пины Бауш. Двойственная природа создателей оказала влияние на постмодернистскую конструкцию спектакля.

В глазах рябит от беспощадного красного, особенно на зеленом фоне. Поначалу кажется, что цвет разделяет на своих и чужих (белых и красных - революция!), но затем становится ясно, что он играет роль не униформы, а маркера душевного состояния героев. Ближе к концу цвет светлеет, но остается необходимым в этой истории, как необходим гемоглобин в крови.

Воздух становится осязаемым участником действия: чего стоит вальсирующая в воздушном потоке пара пустых костюмов. Воздуха не хватает, его тянутся захватить, с шипением вдыхая и выдыхая.

Движение – природно, танцовщики –  бескостны, звук, в котором фортепианная электроника мешается с хитом Нины Симоне – вторичен. Герои танцуют под свою внутреннюю музыку: нарочито замирая, когда слышится внешняя, и продолжая, когда она смолкает.

Части звуковой мозаики – зачитанные детским голосом отрывки из романа Достоевского - иллюстрируются и дополняются танцами, что как будто отделяет героев от книжной действительности: «Смотрите, так о героях рассказывается. А вот так они жили».

Актеры попеременно играют разных героев: не всегда понимаешь, кто из них – Рогожин, кто – князь Мышкин, и точно ли это Настасья Филипповна? И в этом – замысел: разные стороны личности в одном. Нерешительность – и страсть. Всё в ансамбле. В финале - пожар, дым, несколько пар проносятся по сцене так энергично, что думаешь: если бы могли, они пошли бы танцевать дальше, прямо в зрительный зал.

Фото Аси Добровольской