• 3 Марта 2017
  • Камилла Генералова

Достучаться до небес: спектакль «Анамнез палаты номер шесть», театральная студия «Тишина».

Листайте вниз

Кудрявый еврейский парень торгует шляпами.  Уговаривает, демонстрирует: в одной шляпе он ковбой, в другой – Чарли Чаплин, в третьей – модный столичный режиссер.  Одну из шляп он продает зрителю из первого ряда.  Но тут прилавок заливает красным светом: пожар. Герой проигрывает борьбу с огнем, теряет всё, смолкает музыка его жизни. Он потерян, стыдливо просит милостыню, бродит неприкаянно. Невидимая, непреодолимая сила выталкивает его на самый верх наклонного помоста, пригвоздив к стене. Катастрофа Мойсейки одна из шести историй спектакля театральной студии «Тишина» режиссёра Марины Деликатной. Спектакль по мотивам повести Чехова «Палата номер шесть» показали в рамках off-программы Европейского фестиваля молодежных театров «Театральная революция - 2017». 

Поделиться в соцсетях

Состоит студия из семи юношей - хореографов, актеров,  режиссеров – которыми руководит Марина Деликатная. Ее дебютный «Ревизор», поставленный в 2015 году, уже стал дипломантом нескольких крупных фестивалей. В основе новой работы лежит другая хрестоматийная вещь - повесть Чехова.

В истории Мойсейки жизнерадостный мотив No Smoking Orchestra из фильма Кустурицы «Жизнь как чудо» задает настроение и склад характера героя. Музыка – пружина этого спектакля. Музыка мучает и сводит героев с ума, привольные народные мелодии знаменуют свободу, бунтарские и тревожные ритмы возникают при попытках ее обрести.

Минимум декораций: наклонный помост, который и палата, и Голгофа, и выход в иной мир, а может, граница между реальностью и безумием. На сцене шестеро мужчин – суконные штаны, белые рубахи, босые ноги. Движения актеров щедрые, безрассудные, размашистые. Они потягиваются, карабкаются на помост, прыгают, пытаются взлететь. Изучают друг друга и не щадят себя. Ударяют о стены, шлепают о помост, бьют себя в грудь до красноты. В этих звуках слышатся то протестующий стук сердца, то – будто забивают крышку гроба.

Также в постановке присутствует и удачная визуальная находка. Еще одна история болезни. На сцене - мужчина и женщина. Пара располагается на наклонном помосте. Соприкасаются руками, ложатся, перемещаются по нему. В какой-то момент их поза напоминает картину Марка Шагала «Прогулка», а потом женщина исчезает за помостом навсегда. Эта мизансцена объясняет нам причину безумия одного из героев – ведь Шагал изобразил в этой картине Беллу, свою умершую возлюбленную и вечную музу.

Выбора героям им не предоставлено: они обречены на небытие в замкнутом пространстве. Но даже здесь они устремляются к свободе. В начале спектакля – утреннее умывание под колокольный звон,  безмятежное и живое, так что видишь капли воды, которые стекают с ладоней. В финале – коллективный протест, нарастающий шум ударов и вновь – попытка полета.