• 5 Марта 2017
  • Анастасия Фёдорова

О чем говорят мужчины: спектакль «Ирина», RÉV Theatreical and TIE Company, Венгрия

Листайте вниз

Возьмите трех мужчин, одну женщину, десять картонных коробок - и получите спектакль о любви с двумя десятками персонажей. В центре внимания таинственная Ирина Бикулина. Венгерская команда RÉV Theatreical and TIE Company представила спектакль «Ну ладно, а что все-таки случилось с женщиной?» в основной программе Европейского фестиваля молодежных театров «Театральная революция — 2017».

Поделиться в соцсетях

Трое называют себя: Юра, Алеша и Гябкин, и играют восемь историй - про стоматолога и пациента, банкира, дипломата, доктора, актера, контролера и так далее. Героев этих историй, взятых из рассказов Чехова и переработанных венгерским драматургом Чабой Кишшем, объединяет одна женщина. Из-за удивительной Ирины мужчины прыгают в поезд, отправляются в тюрьму, они носят ее голой на спине, приносят в жертву себя и других, задаются вопросом: где и с кем она сейчас? Мы узнаем о ней все больше и узнаем: Ирина всегда влечет и ускользает, она везде и нигде, ей сто лет и она вечно молодая.
   

Десять картонных коробок (поистине многогранная сценография!) служат актерам больницей, тюрьмой или даже поездом - достаточно сымитировать стук колес. Заходит разговор о женской сумочке - и они отнимают рюкзак у девушки из первого ряда. Как факир из шляпы зайца, достают блокнот, духи и крем для рук, комментируя: “В России его носят с собой - тут всегда холодно”. Для пущего сближения с русскими ставят песню Сереги «Возле дома твоего». Ради иностранцев переходят на английский.

Мужчины на сцене обсуждают женщин, отношения, женитьбу и преимущества холостяцкой жизни. Все это напоминает «Квартет И». Каждый из них мог бы сказать, как один из квартета, Саша: «Вот поэтому я и не женюсь».

Так была ли Ирина? В оригинале она не появляется и существует лишь в разговорах, она не женщина, а идея женщины. Но венгерская команда иронически решает вопрос. В финале видим Ирину: это самая обычная девушка, мила, но ничего особенного. Кто-то в зале разочарован - а Саше, Алеше и Гябкину нравится. Венгры - трезвые реалисты. Впрочем, как и Антон Палыч Чехов.