• 5 Марта 2017
  • Алёна Нечетова

Чёрное зеркало: спектакль “Живая мебель”, театра “SKDK”, Словакия (Топольчани)

Листайте вниз
Женщина в красном, важно поджав губы, важно расхаживает по сцене. Она садится на спину девушки, стоявшей на четвереньках. Она опирается на грудь другой актрисы - мягкую спинку кресла. Хозяйка включает голову девушки: телевизор, с экрана кричат новости. Когда важная женщина в красном уходит, её “мебель” может расслабиться. Шкафы и стулья оживают, играют в догонялки и даже устраивают драки. Но как только раздается звук шагов, люди снова превращаются в предметы интерьера.
Поделиться в соцсетях

Спектакль “Живая Мебель” представил словацкий театр “SKDK” в основной программе фестиваля “Театральная революция 2017”. За основу сценария режиссер Ladislav Tischler взял рассказ Ефима Зозули, написанный ещё в 1919 году.

Студия “SKDK” состоит из одиннадцати студентов консерватории в Топольчани. Театр занимается постановкой пьес, поэтических концертов, танцевальных и музыкальных номеров. В копилке наград уже имеется «Золотой Дельфин» Мирового образовательного фестиваля в Сан-Ремо, Италия (2016) В настоящее время в репертуаре студии 10 спектаклей.

Звуковое сопровождение создают сами актеры: скрип двери, вода из крана, ветер из окна и бурлящий суп. Декорации -- те же актеры: кровать, камин, шкаф и даже ванна. Когда хозяйка нанимает очередного работника, опытный старичок охотно показывает новичку его обязанности: делает акробатическое колесо.

В определенный момент мебель отказывается выполнять свою привычную работу. Бывшие комоды, двери и табуреты идут против своего работодателя. На “Театральной революции” мебель устраивает революцию. Непонятно, в какой момент всё пошло не так: после претензий хозяйки к качеству песни “Oh happy day” или же недовольство копилось много лет.

Рассказ Зозули заканчивается любопытной фразой: “Пока еще много осталось ее [живой мебели] на свете, а когда ее не будет, кто-нибудь напишет о ней еще раз и -- лучше”. Ladislav Tischler написал, но на языке театра. В 2017 году словацкий театр показывает историю, созданную советским фантастом почти сто лет назад. Но значит ли, что живой мебели не осталось? Или, напротив, фантастика стала пророчеством.