• 24 Октября 2017
  • Ирина Ильина

«Старосветские помещики»

Листайте вниз
Спектакль начинается с запахов, доносящихся до зрителей - фруктового варенья, деревянного пола и чего-то еще неуловимого, кажется травяного.
Поделиться в соцсетях


Режиссер Татьяна Тарасова приводит зрителя в большой, добротный и теплый дом сразу, как только тот заходит в зал – сцена не закрыта кулисами, и уже на входе он видит уютную комнату этого дома, в ней и садится на свое место – будто в кресло.  Чуть позже здесь его встречают обаятельные старосветские помещики, угощают настоящим горячим чаем, в то время как на плите не бутафорски готовится что-то ароматное.  И если вы когда-нибудь мечтали почувствовать себя героем произведения, то этот спектакль - реальная возможность такого погружения. Актеры убирают ощущение стороннего наблюдателя, пришедшего смотреть спектакль, легко и искренне заставляют поверить зрителя в то, что он заглянул к ним в гости.


Друг с другом они взаимодействуют так, что не остается сомнений, перед нами действительно пара, прожившая вместе всю жизнь. Стоит только хозяину дома подбросить кусочек сахара, как хозяйка ловко ловит его в свою чашечку. Такая синхронизация в каждом жесте и слове - движение одного моментально подхватывается другим, чтобы помочь, позаботиться и просто понежничать. Они подшучивают друг над другом, ссорятся, мирятся и любят. Эта атмосфера любви и легкости, которой щедро делится спектакль, то, чего порой не хватает в нашей повседневной жизни. Нередко мы забываем, как это: ни о чем не беспокоится и просто любить, наслаждаясь маленькими вещами – чаем, прогулками, разговором и друг другом.


А ведь за этим уютным домом с прохладной улыбкой наблюдает еще одна, невидимая до поры гостья. Она поселилась, как в приметах, по левое плечо от героев. Вскоре именно она станет хозяйкой дома и безжалостно заберет все, что бережно хранилось в нем. Но в маленьких радостях появляется особое значение от того, что они хрупки и не вечны.


Спектакль увлекает столкновением двух атмосфер: живительной, наполненной теплом и уютом, и смертельной – холодной и даже циничной. Одна делает еще более насыщенной другую, оттеняя ее на своем фоне. За этой вечной борьбой жизни и смерти, казалось бы, с заранее известным финалом, невозможно не наблюдать, вопреки всему, затаив в надежде дыхание. 


Фото: Алексей Викторов