• 24 Октября 2017
  • Лидия Абышева

Люди, которые играют в игры: «Игра», Ереванский государственный театр пантомимы, Армения

Листайте вниз
Любящие друг друга король и королева хотят отвлечься от тревожных мыслей и приглашают во дворец актеров. Артисты настолько искусны, что правители не замечают, как развлечение становится опасным. Об этом пластический спектакль «Игра» Жирайра Дадасяна Ереванского государственного театра пантомимы, который коллектив представил на IX Международном молодёжном театральном фестивале «Живые лица».
Поделиться в соцсетях

На сцене – лишь одна декорация. Ширма с восточными узорами служит основой для театра теней, где актёры не только «поют руками», но и любят, ненавидят, желают и скорбят. Перед зрителем разворачивается целый спектр чувств, высказанный жестом. Режиссёр Жирайр Дадасян взял за основу фразу «Она пела руками», которую нашёл в историческом трактате. Мы все словно переместились на полторы тысячи лет назад в царство, на территории которого сейчас располагается современная Армения. Поскольку спектакль без слов, музыка помогала создать иллюзию перемещения. Звучит группа Night Ark: знакомые восточные мотивы в современной обработке погружают в транс.


Красивая восточная легенда о короле и танцовщице представлена в жанре «мимодрама». Пантомима – удивительное, но редкое искусство, в котором слово теряет вес, ведь все можно выразить пластикой. Безмолвные артисты через тело проживают старинную историю: невероятно плавные, похожие на змей, руки королевы (Наира Едигарян), гибкая как кошка танцовщица (Маргарита Аракелян), величественный король (Манвел Саргсян), ловкий шут (Артур Айрапетян). Хоть Луиза Мелконян играла второстепенную роль – павлина, не обратить на неё внимания было невозможно. Она смогла мастерски передать царственную походку птицы и характерную угловатость движений.


Режиссёр использует легенду как среду, благодаря которой уместны вопросы «Всегда ли искусство во благо? И где граница между реальностью и вымыслом?» Игра с художественными образами весьма опасна, поскольку правила устанавливаем точно не мы. Подтверждением служит фрагмент спектакля, в котором герои передают друг другу маску, меняются ролями. Королева слишком увлекается подражанием и превращается в павлина, а король настолько фрустрирован развлечением, что не сразу замечает перемену. Искусство подействовало как яд: незаметно отравило и навсегда изменило жизнь королевской четы. Обращаясь к искусству, человек взывает к вечному, а с древним и могущественным шутки плохи. 


Фото: Рита Пушкина